Срочный ремонт смартфонов Кузьминки service-like.ru/services/phones/.
Кто здесь откудова…
По карте можно щёлкнуть...
Сентябрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Архивы
Яндекс.Метрика

ЛМУ ММФ день открытых дверей — 3

А вообще то, что я увидел, выйдя из учебного корпуса и направляясь в экипаж, продолжая ЛМУ ММФ день открытых дверей, опять-таки вогнало в уныние. Скажете ничего особенного? Особенное есть. Дорожка, протоптанная по заснеженному газону. Ну да, кратчайшее расстояние между двумя точками на земле это ортодромия, но чтоб до такой степени? Такая степень уже называется «похренизм».
И в наши времена она была тоже немыслимой. Чтоб ходить — были дорожки. Они расчищались зимой и подметались летом, подсознательно приучая нас к понятию «фарватер». Но чтоб переть куда вздумается? Помнится у нашего «морского Льва» была дуалистичная классификация: «Морячины», это плюс. И «Волосюги». Это минус.
Судя по протоптанному, морячины в мореходке если и остались, то в количестве совершенно незначительном.

Впрочем бытие им даёт стимул. Вот той двери, что левая на верхнем-левом снимке, я тоже не помню.Если и была, то всегда закрытая. Мы ходили через дверь правую, которая вглубь-вниз. На снимке она едва видна. Следов у неё особо так не видать, видимо не работает. Ну а я ковыляю дальше.
Переход между экипажем ЭКОшников (и тогдашним ВМЦ) и учебным корпусом всё тот же. Предмет сильной зависти. ЭКОшники могли из кубриков в кабинеты попадать по теплу. А мы из нашего экипажа, только по холоду. Шинели-бушлаты на учёбу не брали, а мотаться из одного корпуса в другой просто в х/б робе и тельняшке при -20°С это было удовольствие ещё то.
Да и просто под дождём тоже. А курсант с зонтиком вызвал бы недоумение у товарищей офицеров, чего курсанту по-любому делать не ст0ило.
Ну да ладно. Впереди у меня была лестница, в принципе убранная от снега и льда, но только в принципе. Дедушке с палочкой, быстренько пуститься с неё способом «голова-ноги», было тоже делом вполне реальным, поэтому подниматься приходилось осторожненько.

Но поднялся, зашёл. Столов в вестибуле нашего прошлого конечно не было, бюста Макарова тоже. Да и с чего бы? Были манекены в форме 2, 3, 4, 5. От белой летней до шинели. Здесь же у нас частенько были построения. Суточный общеЛМУшный развод на наряды тоже по-моему был здесь.
А напротив входа — дежурка была. Видимо таковой она и осталась. Там сидели дежурные по экипажу. Офицер, курсанты старших курсов и рассыльный (курса младшего). Вот только дверь была гораздо левее. Примерно там, где сейчас висит реклама быстрой жрачки.
Вообще реклама в системе тоже корёжит.
И тамбур на входе. около него, изнутри, я и стоял дневальным. Четыре часа стоял. Ну или висел на батарее, если дело было ночью. С часу ночи до пяти утра. Казалось бы зачем??? А на самом деле великолепная предварительная тренировка к несению ночных вахт, когда сонное настроение чревато серьёзными последствиями не только для самого сонного. И неумение его преодолевать может привести к очень неприятным итогам.

Успев втиснуться в группу экскурсантов, оказался перед лифтом, в который мы затолкались и он поехал… Что ошарашило. За все годы моей учёбы, лифт никогда не работал. Тем более грузовой. Всё таскали врукопашную по лестнице.
Впрочем похоже не_грузовые лифты не работают и сейчас. Иначе перед ними не стояли бы вёдра. Что тоже по прошлым меркам было делом немыслимым. Хоть палуба была покрыта не плиткой, а линолеумом (на котором чёрные подошвы уставных ботинок оставляли мощные следы), такого безобразия не было никогда. Для приборочного материала и инструмента было спецпомещение.
Ну да точно не скажу, наш этаж был последним (седьмым или восьмым — не помню, выше был только чердак) а туда нас не водили. Там вроде живут кто-то те, которые вроде не вполне относятся к мореходке. Сейчас у нас ЛМУ ММФ день открытых дверей. мы осматриваем шестой этаж, а как там было в наши времена — не знаю.
Этаж был не наш.

Но в принципе общее понятие о происходившем когда-то давал и он. Разве что стены такой с дверью не было. Этаж был сквозным от торца до торца.
Дневальный не сидел за столиком. Стоял у тумбочки. Впрочем это на втором курсе он стоял, курсе на четвёртом… А я уже и не помню, были ли у нас дневальные по роте на старших курсах. Но они-то уж точно не стояли. Может и на этом этаже живёт курс постарше?
А вот зато приборка у нас была два раза в день. Утром и вечером. Участвовали все. И картинка кисти одного нашего курсанта, описывает происходившее почти с фотографической точностью. То есть персоналии узнаваемы и чем они заняты, тоже узнаваемо. Даже слишком подробно.
Кстати надпись на ведре «11 рота» означает что дело происходит в далёких 1981-1982 годах. Первая единица это судоводительское отделение, вторая — номер курса. Первый год обучения. Выпускались мы в 84-м с 14-й роты.

Дальше нам любезно показали как живут курсанты.
Заныло.
Ну условия в которых они сейчас живут это вообще что-то сказочное. Во-первых тепло, во вторых кровати-то какие… Правда заправка коек показывает что старшин здесь не водится уже очень давно. Но что потрясло особенно — в двухкомнатном помещении (кубриком это, понятное дело не назовёшь) есть отдельный санузел. Не один на этаж (многопосадочного типа) а отдельный на две комнаты.
Даже у радистов со второго этажа, где была канцелярия тогдашнего начальника ОРСО капитана второго ранга Ребезова, такого по-моему не было.
Но что потрясло ещё сильнее… Курсантами управляют тётки. Реально у них на этажах есть «воспитательницы». Не командиры рот, а воспитательницы. Что называется, почувствуйте разницу. Да и то, мамочки, пришедшие на день открытых дверей. с воспитательницей быстро нашли общий язык, на котором то и дело с удовольствием мелькало слово «ДЕТИ».
Это убило особенно сильно.

Дети… Ну можно ли нас, пусть даже на втором курсе (мы поступали сразу на второй) было назвать детьми? Да мы и сами сочли бы это несказанной оскорбухой. Ну представим, входит в кубрик старшина, «товарищи дети, смирно»… Дурдом? А вот сейчас уже по смыслу — нет. Ну верхний снимок, конечно, постановочный (бутылка из-под пива настоящая) а так парни просто дурачились.
Справа я робишку подшиваю, ползла здорово (ткань всё-таки была не шибко прочная). А внизу просто сидим в кубрике чего-то пережидая. До чего оставалось время я уже не помню, но вот просто сидим и ждём.
А я щёлкаю.
А вообще обратите внимание на окно. Да-да, на стекло.
Оно заморожено.
Иней на внутреннем стекле, другая плоскость которого выходит в кубрик. Вот такая у нас была на то время комфортность существования. Реально: выстиранные носки на батарее сохли по нескольку дней. И сами батареи температуру имели комнатную. Похоже было что и нагревались они от воздуха кубрика, где нам удавалось надышать хоть какое-то подобие тепла. Для «детей» нормальные условия? А вот для курсантов — вполне. Перед подъёмом не разоспишься.

Вот примерно так и выглядел наш двухсотый кубрик. № 200 Жило в нём пять человек. Койки старшины заставляли заправлять как у них было заведено в армии и блюли заправку неукоснительно. Погрешности в заправке чреваты были нарядом вне очереди. Но чаще просто приборкой после отбоя. Что мы сейчас валяемся, это значит что время проверок прошло и наряды уже распределены.
Незаправленная койка принадлежит отсыпающемуся после наряда. А вот кто отсыпался… Дима Балясников, кажись. Володя Павлов это на койке рядом с моей, Саша Боев на нижнем снимке на своей лежит, Амир Кудашев, он в центре, у другой стены обитал. Вроде так…
Заправленная, на верхнем левом снимке — моя. Она вообще была самая конечная в экипаже. Самая юго-западная и на самом верху. Выше нас этажей не было. Вот так и обитали. Аскетично, да, но всё функционально.
Потом, курсами постарше, уже перемешались по-другому, на пятом курсе я вообще дома жил, только на занятия приезжал. Ну или когда на гололёде ногу до гипса растянул, не приезжал вообще. Чему учили — навёрстывал отдельно.
Ну да ладно. Постоял, посмотрел, попроникался, пора и валить. Валю. Но уже не на лифте. Не смог себе отказать в удовольствии просто потихонечку спуститься по лестнице. Вот кафеля на ней я не помню. Да и вообще этот кафель по моему пониманию, штука из разряда «распилить бабки».
Ну не нужен он был на этом полу. Пол был такой же как на лестницах в прошлой записи, мылся и подметался хорошо, да и уронить на него можно было всё что угодно. Как такой кафель — не треснул бы точно. Да и за работу платить ненужную никто бы не стал. Но вот… Если не платить кафельщикам, себе любимому отстёгивать будет нечего. А это обидно.
Платное обучение даёт много преимуществ тем, кому платят.
Ну да ладно, иметь в виду теперешние порядки — дело неинтересное, лучше повспоминать порядки былые, ну и на этом пора уже и валить. ЛМУ ММФ день открытых дверей подходит к концу, пора и честь знать. Про сам конец напишу потом. А пока всё.
Валю. Продолжение здесь  эффективные микроорганизмы
Удачи.

4 комментария на “ЛМУ ММФ день открытых дверей — 3”

  • Olga3:

    Ужас! Константин Борисович. Похоже не на военное училище, а на больницу с палатами, с няньками и мамками. Для «детей» все условия, учитесь с удовольствием.

    • Ольга Анатольевна! Это не военное училище! И тогда было не военным. Это гражданская мореходка!! Просто все заведения были военизированы. И вам кажется, что Константин Борисович был военным моряком

      • Olga3:

        Пусть так, Михаил. Но раньше было лучше. По фото, как-то дружнее, что-ли, озорнее.

      • robinzoid:

        А оно наполовину и было военным. Кроме всего прочего мы выпускались командирами БЧ 1-4-Р на кораблях IV ранга. Ну то есть штурманами тральщика. И тралить мины нас учили достаточно серьёзно. Как это делается, чем это делается. Без поблажек.
        Вот то, что на пушке, это я…

Оставить комментарий

Мой канал

ЕСЛИ ПОЯВЯТСЯ КРАКОЗЯБРЫ, ПРОСТО ПЕРЕЗАГРУЗИТЕ СТРАНИЧКУ,
Мой сборник
Сборник моих примочек в формате ПДФ откроется по щелчку на книжке. Выбрано из недр блога. Всё свободно.
клик